• Как в Ростове памятник Будённому появился

    Разбираем памятник Будённому в Ростове: от яиц до сапог

    Был в центре Ростова собор Александра Невского. Его благополучно разрушили, а вокруг пустыря, получившего гордое название площади Советов, построили здания обкома и горкома КПСС. Ныне, после второго крещения, - администрации области и представительство президента России в Южном Федеральном округе. Между ними, как рефери на ринге, застыла на постаменте монументальная скульптурная группа из всадника на коне, пешего бородача в шинели и лежащего матроса. Конь выполнен настолько реалистично, что Давиду Микеля Анджело впору устыдиться ничтожности своих мужских достоинств. В честь большого и тяжелого конского “хозяйства” место рядом с монументом с 1972 года (дата возведения шедевра) именуется - “под яйцами”. Вообще-то памятник предназначался поначалу для Волгограда, где должен был напоминать об обороне Царицына в 1918 году (где настолько героически отличился гениальный товарищ Джугашвили, что ему чуть голову не оторвали товарищи по партии). Однако волжане творение скульптора Вучетича не оценили. Сообразительный мастер кайла и зубила шустро переименовал
    памятник в “Освобождение Ростова от белогвардейцев в 1920 году” и продал донцам, тем более что на коне изваян сам Семен Буденный, отряды которого взяли город и устроили здесь многодневный пьяный погром. Вучетич, поступивший в Ростовскую художественную школу всего через шесть лет после этих событий, к легендарному командарму испытывал теплые чувства и даже пригласил героического усача на открытие монумента. Вот что вспоминал один из участников тех торжественных событий: Буденный вокруг походил - и насупился. Народ интересуется - “Ну, Семен Михайлович, похож?” Буденный обиженно: “Я-то похож! Но це ж издевательство! Казак никогда на кобыле не сидел!” Вот умные люди Вучетичу и присоветовали:
    знаешь, Михалыч - дед сварливый, съест он тебя. Ты бы приклеил к кобылке мужское начало ... “Ах, так!” - подумал оскорбленный до глубины души скульптор. И слепил такие гипертрофированные конские причиндалы, которые по праву могут войти в книгу рекордов Гиннеса. Кстати, по сей день ростовчане это дело на Пасху белой или желтой краской красят.
    А ростовские “достоинства” с тех пор являют собой достоинство всего советского монументального искусства. И не только благодаря, прошу пардона, конским яйцам, но и из-за множества нелепостей, допущенных славным ваятелем. А ведь покривил душой славный усач Буденный: в казачьих войсках атаманы традиционно шли в бой именно на кобылах, чтобы
    горячие жеребцы устремлялись следом, повинуясь не только нагайкам, но и сексуальному чувству. Да и на парад красные командармы выезжали на кобылах же. Потому как неувязочка может выйти: лихой наездник рапортует главнокомандующему, а тут жеребца “поведет” на какую-нибудь симпатяшку в конном строю... Рисуете картину?
    Да и сапоги на всаднике не кавалерийские, остроносые, а пехотные. Между
    тем тупоносыми кирзачами никогда не поймать стремя. Стремена современные, конкурные; седло – смесь спортивного с пастушеским; портупея – образца 1943 года, “ручная бомба Михельсона”, т.е. граната, которой матрос метит в резиденцию полпреда, не соответствует реальному
    образцу ни пропорциями, ни размерами... В общем, с памятником Семену Михалычу не совсем повезло.
    Ответить Подписаться