• Отвечать на редакционные запросы чиновникам "мешает" закон о персональных данных

    Год назад в редакцию газеты «Большой Ростов» обратился ростовчанин, пенсионер 1949 года рождения. Жаловался он на то, что Пенсионный фонд не засчитывает ему в стаж около 5 лет его работы в различных организациях. Отсюда и размер пенсии – 10 тыс. рублей. Четыре года Карпенко проработал на Клайпедской базе речфлота, но, как написано в ответах УПФР по Кировскому району, «печать при увольнении не читается».

    По этому вопросу Карпенко неоднократно ходил и писал в ПФР пока, наконец, не обратился в редакцию. В ответе районного отделения на последнее обращение заявителю сообщалось, что в Литовскую Республику, наконец-таки, направлен соответствующий запрос. Но пришел ли ответ? Чтобы узнать, как продвигается решение волнующей пенсионера проблемы, газета направила редакционный запрос в областное отделение ПФР.

    Ответ пришёл за подписью заместителя управляющего ОПФР по Ростовской области А.Н. Васильевой: «В силу статьи 7 Федерального закона от 27.07.2006 № 152-ФЗ «О персональных данных» операторы и иные лица, получившие доступ к персональным данным, обязаны не раскрывать третьим лицам и не распространять персональные данные без согласия субъекта персональных данных, если иное не предусмотрено федеральным законом».

    Вот как: закон о персональных данных запрещает ПФР сообщить «секретные сведения» о том, выполнили ли чиновники свою работу или нет? Отправили ли запрос коллегам в Литву и получили ли ответ.

    На тот же закон о персональных данных сослалась и пресс-служба ростовской мэрии, не ответившая газете «Большой Ростов» на вопрос, кто возводит дворец в новом парке «Левобережный». Этот парк построили на берегу Дона на территории городского пляжа к Чемпионату мира по футболу, так что земельный участок тут можно было получить только на торгах (это если по закону, а не в обход него). Из-за завесы таинственности по городу пошли самые невероятные слухи: по одной версии, дворец у детского игрового городка строит не кто иной как губернатор Ростовской области Голубев собственной персоной. По другой версии – высокопоставленные сотрудники ФСБ.

    Всё это, конечно, полная чушь, её бы разоблачить, да мешает закон о персональных данных! Какой, однако, удобный для чиновников закон: послушать их, так он подходит на все случаи жизни, когда нужно сокрыть информацию от посторонних глаз (то бишь, от средств массовой информации).

    Пришлось редакции отправить ещё один запрос уже в столицу, в Пенсионный Фонд России. Надо же знать, во всех ли регионах так засекречивают вопросы пенсионеров (а главное ответы на них) или это местная, ростовская инициатива?

    Анна Лебедева

    Информация предоставлена сайту Фондом Защиты Гласности

    Ответить Подписаться