• Марков Сергей Леонидович, генерал-лейтенант

    Генерал С.Л. Марков. Художник Д. Трофимов, 2013


    Сергей Леонидович Марков родился 19 (7) июля 1878 года в Санкт-Петербургской губернии в семье офицера, потомственного московского дворянина. Русский.
    • Окончил в 1895 году Первый Московский кадетский корпус с отличием
    • Был переведён 26 августа (8 сентября) в Константиновское артиллерийское училище. 8 (21) августа 1898 года был произведён в подпоручики гвардии и был выпущен из училища в лейб-гвардии 2-ю артиллерийскую бригаду. Интересуясь военными науками, в 1901 году принял решение поступать в Николаевскую академию Генерального штаба. В октябре того же года сдал двойной конкурсный экзамен и был зачислен в младший класс Академии. Во время учёбы 8 (21) августа 1902 года был произведён в поручики. Окончив по первому разряду два класса и дополнительный курс, 31 мая (12 июня) 1904 года получил звание штабс-капитана[6]:9.
    • После окончания Академии добровольцем отправился на Маньчжурский фронт Русско-японской войны[7]:59. В июле 1904 года начал службу во 2-й Маньчжурской армии в Управлении начальника военных сообщений в городе Ляоян. С 7 августа передан в распоряжение генерал-квартирмейстера, 8 августа через Военно-топографическое отделение получил задание осуществить разведку дорог и местности в направлении от Ляоляна до Мукдена и между Мукденом и Сыпингайскими высотами[7]:60. Состоял при штабе 1-го Сибирского армейского корпуса и обеспечивал его связь с Маньчжурской армией. С 16 по 19 августа участвовал в боях у деревни Шоушаньпу и на «высоте 99»[6]:10. С 22 августа во главе группы офицеров обеспечивал маршрутную разведку путей отступления русской армии от Мукдена до Телина[6]:10.
    • С сентября по декабрь 1904 года был офицером Генерального штаба в штабе Восточного отряда Маньчжурской армии. В это время, 3 октября, в бою на Новгородской (по другим данным — Путиловской[7]:60) сопке был ранен его брат Леонид Марков, подпоручик 86-го Вильманстрандского полка, который скончался в лазарете 13 октября[6]:10. 6 декабря в результате расформирования штаба Восточного отряда назначен в штаб 1-го Сибирского армейского корпуса. Участвовал в сражении при Сандепу 12—16 января 1905 года[7]:61 и в Мукденском сражении в феврале — марте 1905 года.
    • 11 (24) июня 1905 года получил чин капитана и переведён в Генеральный штаб с назначением старшим адъютантом штаба[7]:61. За боевые заслуги с лета 1904 года по февраль 1905 года был награждён пятью орденами: св. Анны 4-й степени с надписью «За храбрость» и 3-й степени с мечами и бантом, св. Станислава 2-й и 3-й степени с мечами, св. Владимира 4-й степени с мечами и бантом[6]:28. По итогам Русско-японской войны написал брошюру «Ещё раз о Сандепу» (1911) и главу в коллективном исследовании «Русско-японская война в сообщениях Николаевской академии Генерального штаба» (1906).
    • 20 октября (3 ноября) 1905 года переведён в распоряжение начальника штаба Варшавского военного округа[6]:28. Проходил строевой ценз в качестве командира 4-й роты лейб-гвардии Финляндского полка[7]:61 с 5 (18) декабря 1905 года по 10 (23) января 1907 года. С января 1907 года — старший адъютант штаба 16-й пехотной дивизии, с июня 1907 года по январь 1908 года — помощник старшего адъютанта штаба Варшавского военного округа[7]:61. С июня 1908 года по октябрь 1911 года — помощник начальника делопроизводителя в отделе генерал-квартирмейстера Главного управления Генерального штаба. 29 марта (11 апреля) 1909 года произведён в подполковники (официально утверждён в должности в декабре)[6]:29.
    • В межвоенный период был отмечен двумя иностранными орденами — черногорским орденом князя Даниила Первого 3-й степени и Бухарской золотой звездой 3-й степени — и получил разрешение на их ношение 12 (25) сентября 1908 года и 25 июля (7 августа) 1911 года соответственно[4]. C 3 (16) мая по 3 (16) августа 1910 года находился в командировке в Германии «с целью усовершенствования знаний немецкого языка». Согласно предположениям исследователя биографии Маркова Н. Калиткиной, именно к периоду этой командировки относится выполнение им секретного задания по фотографированию усовершенствованных фортов немецкой крепости Торн[7]:61—62.
    • С 1908 года преподавал тактику, военную географию и русскую военную историю в Павловском военном училище и Михайловском артиллерийском училище. Был вместе с полковником Георгием Гиссером соавтором учебника «Военная география России. Исследование отдельных театров военных действий» (1-е издание — 1909, 2-е — 1911) и учебника «Военная география иностранных государств» (1911). Участвовал в подготовке учебника «География внеевропейских стран» (1915). Издал «Записки по истории Русской армии. 1856—1891». С 8 (21) октября 1911 года — штатный преподаватель в Николаевской военной академии[6]:31—32.
    • С началом Первой мировой войны переведён в действующую армию и назначен начальником разведывательного отделения управления генерал-квартирмейстера штаба армий Юго-Западного фронта[9]. С 22 сентября (5 октября) 1914 года — начальник управления генерал-квартирмейстера, с 22 октября — начальник штаба 19-й пехотной дивизии[7]:62. В составе дивизии участвовал с 28 по 30 октября в блокаде крепости Перемышль, а с 30 октября по 26 ноября во всех основных боях дивизии в Карпатах в районе Дуклинских проходов. За участие в этих боях позднее, 18 (5) февраля 1915 года, был награждён мечами к ордену Святой Анны 2-й степени[6]:39.
    • Деникин о первой встрече с Марковым: "Приехал он к нам в бригаду, никому не известный и нежданный: я просил штаб армии о назначении другого. Приехал и с места заявил, что только что перенёс небольшую операцию, пока нездоров, ездить верхом не может и поэтому на позицию не поедет. Я поморщился, штабные переглянулись. К нашей «запорожской сечи», очевидно, не подойдёт — «профессор»… Выехал я со штабом к стрелкам, которые вели горячий бой впереди города Фриштака. Сближение с противником большое, сильный огонь. Вдруг нас покрыло очередью шрапнели. Что такое? К цепи совершенно открыто подъезжает в огромной колымаге, запряжённой парой лошадей, Марков — весёлый, задорно смеющийся. — Скучно стало дома. Приехал посмотреть, что тут делается… С этого дня лёд растаял, и Марков занял настоящее место в семье «железной» дивизии[6]:40.
    • «Очерки русской смуты». Глава Х.
    • Послужной список начальника штаба 2-й Кавказской казачьей дивизии полковника Сергея Маркова от 6 августа 1916 года. Первая и вторая страницы документа
    • 7 (20) декабря 1914 года принял должность начальника штаба 4-й стрелковой бригады (затем — «железной» дивизии) под командованием генерал-майора Антона Деникина. С этого периода начинается активное сотрудничество и дружба Маркова с Деникиным, которые затем продолжились в 1917 году во время командования Деникиным фронтами Русской императорской армии (Марков неизменно являлся при нём начальником штаба), а также в Добровольческой армии (где Марков одним из первых выразил доверие Деникину при его вступлении в командование армией после гибели Лавра Корнилова). 15 (28) января 1915 года награждён орденом Святого Владимира 3-й степени.
    • 14 (27) февраля по личной просьбе с разрешения Деникина временно вступил в командование 13-м стрелковым генерала-фельдмаршала Великого князя Николая Николаевича полком, действующим совместно с 4-й бригадой. Непосредственный начальник Деникин и сам Марков многократно просили утвердить его командиром полка, но не позволяла это сделать «мёртвая линия старшинства», по которой в очерёдности кандидатов он постоянно находился во втором десятке. С мая 1915 года Деникин неоднократно представлял Маркова к чину генерала, но ходатайство отклоняли по причине молодости кандидата[6]:41[10]
    • В июле 1915 года за бой под Творильней награждён орденом Святого Георгия 4-й степени[7]:62. Со своим полком добился успехов в боях под Журавиным, Горыньей, Перемышлем, Луцком, Чарторыйском[6]:43. В августе награждён Георгиевским оружием[7]:62—63. 5 октября (22 сентября) утверждён в должности командира полка[6]:42. В декабре 1915 года произведён в генерал-майоры
    • Весной 1916 года готовил свой полк к участию в предстоящем наступлении Юго-Западного фронта. По настоянию Ставки Верховного Главнокомандования из-за некомплекта офицеров Генерального штаба, а также согласно порядку вступления в командование дивизией был повторно назначен начальником штаба 4-й дивизии. В конце апреля сдал командование полком полковнику Петру Непенину
    • 20 апреля (3 мая 1916 года) в чине генерал-майора по причине нехватки офицеров Генерального штаба на руководящих должностях в крупных действующих на фронтах соединениях назначен начальником штаба 2-й Кавказской казачьей дивизии[6]:45. Новое назначение потребовало его перемещения на Кавказский фронт. В «прощальном» приказе о переводе Маркова его начальник Деникин написал: В тяжёлые дни Творильни полковник Марков принял 13-й стрелковый полк. С тех пор, сроднившись с ним, в течение более года с высокой доблестью, самоотверженно и славно провёл его через Журавин, Зубовецкий лес, Мыслятычи, по крестному пути отхода армий, через Дюксин, Олешву, Новоселки, Должицу и Будки.Нам всем и памятны, и дороги эти имена. С чувством искреннего сожаления расставаясь со своим сотрудником (по штабу), соратником и другом, желаю ему на новом фронте признания, счастья и удачи
    • Выехал на Кавказ и 12 (25) мая 1916 года прибыл к новому месту несения службы. Принимал в боях на Кавказском фронте личное участие. Осенью 1916 года был вызван в Николаевскую академию Генерального штаба для чтения лекций по общей тактике для первых ускоренных курсов[7]:63. Был не удовлетворён уходом с фронта и подал прошение о возвращении в строй. Согласно воспоминаниям Василия Павлова, Марков попрощался со своими слушателями словами: «Всё это, господа, вздор, сухая теория! На фронте, в окопах — вот где настоящая школа. Я ухожу на фронт, куда приглашаю и вас!»
    • С 1 (13 января) 1917 года — генерал для поручений при командующем 10-й армией генерале Владимире Горбатовском. В начале февраля находился в Петрограде в служебной командировке, который покинул накануне Февральской революции. 10 (23 марта) получил приказ выехать через Минск в Брянск для успокоения солдатского гарнизона города, застал его бунт и, как офицер, едва не стал жертвой самосуда[10]. В конце марта избран в офицерско-солдатский комитет штаба 10-й армии, в котором участвовал до середины апреля, выезжал оратором в воинские части, агитировал личный состав за продолжение войны[6]:48—49. В марте — апреле был назначен на должность 2-го генерал-квартирмейстера штаба Верховного Главнокомандующего, где снова встретился с Деникиным, назначенным в конце марта начальником штаба Верховного главнокомандующего. С 28 (15 апреля) — командующий 10-й пехотной дивизией. 12 (25 мая) переведён в Ставку и назначен 2-м генерал-квартирмейстером при Верховном главнокомандующем. С 10 июня — исполняющий должность начальника штаба армий Западного, с 4 августа — Юго-Западного фронта при командующем фронтами генерале Деникине
    • В мае 1917 года произведён в генерал-лейтенанты[11].
    • Активно поддержал Корниловское выступление, за что 11 сентября (29 августа) 1917 года отстранён от должности и арестован с другими генералами Юго-Западного фронта по приказанию комиссара фронта Николая Иорданского. Заключён в Бердичевскую тюрьму, где содержался в камере № 2. 9 октября (26 сентября) вместе с другими генералами во время отправки в Быхов едва не стал жертвой самосуда солдатской толпы, от которой в значительной степени их спас офицер юнкерского батальона 2-й Житомирской школы прапорщиков Виктор Бетлинг[14]. В конце сентября с другими бердичевскими арестованными доставлен в Быховскую тюрьму, где содержались Корнилов и его сподвижники. В тюрьме развлекал себя и других арестованных генералов, организовывая игры в чехарду[15].
    • Во время заключения писал в своём дневнике: "Зачем нас судят, когда участь наша предрешена! Пусть бы уж сразу расстреляли… Люди жестоки, и в борьбе политических страстей забывают человека. Я не вор, не убийца, не изменник. Мы инако мыслим, но каждый ведь любит свою Родину, как умеет, как может: теперь насмарку идет 39-летняя упорная работа. И в лучшем случае придётся всё начинать сначала… Военное дело, которому целиком отдал себя, приняло формы, при которых остаётся лишь одно: взять винтовку и встать в ряды тех, кто готов ещё умереть за Родину."
    • После падения Временного правительства новая большевицкая власть временно забыла об арестованных, и 19 ноября (2 декабря) 1917 года Верховный главнокомандующий Духонин, узнав о приближении к Могилёву эшелонов с большевицкими войсками во главе с прапорщиком Крыленко, грозившими им убийством, и опираясь на привезённый из Петрограда капитаном Чунихиным приказ с печатью Высшей следственной комиссии и подделанными подписями членов комиссии, военных следователей Р. Р. фон Раупаха и Н. П. Украинцева, освободил генералов из тюрьмы Быхова.
    • Законспирировался под «денщика» другого бывшего быховского пленника, генерал-квартирмейстера Ивана Романовского, переодевшегося «прапорщиком», и поездами пробрался на Дон. Часть пути была проделана на экстренном поезде подполковника Павла Кусонского. На вокзале в Харькове встретился с Деникиным, также пробиравшимся на Дон под видом польского гражданского лица
    • Одним из первых вступил в Добровольческую армию, принимал активное участие в её создании. В задачи Маркова входили срочное формирование частей и приведение их в боевую готовность[6]:51—52. 24 декабря 1917 года (6 января 1918 года) был назначен командующим добровольческими войсками, а в январе принял пост начальника штаба 1-й Добровольческой дивизии. Во время двухмесячного наступления большевиков на Ростов-на-Дону руководил Батайским фронтом, организовав с Морской ротой оборону подступов к городу.
    • Из речи генерала Маркова на параде Добровольческой армии (станица Ольгинская, 25 (12) февраля 1918): "Немного же вас здесь. По правде говоря, из трёхсоттысячного офицерского корпуса я ожидал увидеть больше. Но не огорчайтесь. Я глубоко убеждён, что даже с такими малыми силами мы совершим великие дела. Не спрашивайте меня, куда и зачем мы идём, а то всё равно скажу, что идём к чёрту на рога за синей птицей"
    • В день начала Первого Кубанского похода Добровольческой армии (9 (22) февраля 1918 года) находился в Заречной, откуда по левому берегу Дона вышел к станице Ольгинской[7]:64. 12 (25) февраля принял в командование Сводно-офицерский полк[18], состоящий из трёх офицерских батальонов, отряда моряков и студенческого батальона генерала Александра Боровского
    • Возглавляемые Марковым войска отличились 21 февраля (6 марта) 1918 года в бою под селением Лежанка (первой победе Добровольческой армии в походе), затем в боях у станицы Березанской 1 (13) марта, у станции Выселки 2 (15) — 3 (16) марта, на переправе через реку Лабу у станицы Некрасовской 7 (20) — 8 (21) марта, в бою у станицы Филипповской 9 (22) марта, при переправе через реку Белую 10 (23) марта. Переход полка Маркова в сложных погодных условиях под станцией Ново-Дмитревской и успешное взятие станицы с боем 15 (28) марта 1918 года сделали возможным соединение Добровольческой армии с Кубанской армией[7]:65—66. С 22 марта (4 апреля) принял командование 1-й пехотной бригадой Добровольческой армии.
    • Во время штурма Екатеринодара части Маркова находились в арьергарде и резерве, поэтому вводились в бой частями. 29 марта (11 апреля) он получил приказ Корнилова «овладеть конно-артиллерийскими казармами, а затем наступать вдоль северной окраины, выходя во фланг частям противника, занимающего Черноморский вокзал». Казармы войсками Маркова были взяты, и его войска закрепились на них, готовясь к новому наступлению, но гибель Корнилова 31 марта (13 апреля) 1918 года отменила дальнейший штурм города[7]:67.
    • Выразил полное доверие и подчинился новому командующему Добровольческой армии Деникину, принявшему решение отвести армию от Екатеринодара. В обновлённой армии принял командование 1-й отдельной пехотной бригадой[18]. 2 (15) апреля 1918 года Деникин издал приказ № 198, в соответствии с которым следовало «Генералу Маркову с частями 1-й бригады выступить из колонии Гначбау в 17 часов и следовать по направлению Медведовской, по взятии которой выставить заслоны к северу и югу по железной дороге, по проходе обоза следовать за ним, составляя арьегард». В обозе армия везла большое количество раненых, при нём находились гражданские лица и Главнокомандующий Добровольческой армией генерал от инфантерии Михаил Алексеев. Ночью 1-я бригада Маркова подошла к станице Медведовской[7]:68.
    • Около 4 часов утра части Маркова стали переходить через железнодорожное полотно. Марков, захватив железнодорожную сторожку у переезда, расположив пехотные части, выслав разведчиков в станицу для атаки противника, спешно начал переправу раненых, обоза и артиллерии. Внезапно от станции отделился бронепоезд красных и пошёл к переезду, где уже находился штаб вместе с генералами Алексеевым и Деникиным. Оставалось несколько метров до переезда — и тут Марков, осыпая бронепоезд нещадными словами, оставаясь верным себе: «Стой! Такой-растакой! Сволочь! Своих подавишь!», бросился на пути. Когда тот действительно остановился, Марков отскочил (по другим сведениям тут же бросил гранату), и сразу две трёхдюймовые пушки в упор выстрелили гранатами в цилиндры и колеса паровоза. Завязался горячий бой с командой бронепоезда, которая в результате была перебита, а сам бронепоезд — сожжён.
    • Особо отличился в бою в ночь со 2 на 3 апреля 1918 года у станицы Медведовская, когда энергичные действия генерала Маркова спасли от полного разгрома остатки отступавшей от Екатеринодара Добровольческой армии. В результате проявленной военной хитрости и личного подвига Маркова добровольцы смогли взять железнодорожную станцию Медведовка (Ведмидивка) и станицу Медведовская, захватить и уничтожить один бронепоезд советских сил и заставить отойти второй, взять много трофейных патронов и снарядов, прорвать окружение и уйти от преследования многократно превосходящих красных войск[7]:68[21].
    • Результат боя оценивается современной историографией как спасение остатков Добровольческой армии после неудачного штурма Екатеринодара в конце марта 1918 года от окончательного поражения. Бой у станции Медведовская дал возможность остаткам добровольческих сил избежать полного разгрома и продолжить развитие Белого движения на Юге России в 1918—1920 годах
    • В среде Добровольческой армии Марков за свои значительные военные успехи в Первом Кубанском походе получил ряд прозвищ, таких как «Белый витязь», «шпага генерала Корнилова», «Бог войны», а после боя у станицы Медведовской — «Ангел-хранитель»
    • Историк Руслан Гагкуев пишет, что несмотря на формальную непринадлежность Маркова к вождям Добровольческой армии, его имя получило известность в качестве одного из символов Белого движения
    • Во второй половине апреля бригада Маркова выполнила задачу по набегу на станцию Сосыку с целью пополнения армии оружием, патронами, а также парализации передвижения советских войск. Бригада захватила 3 поезда и 70 пулемётов. 30 апреля (13 мая) с окончанием этой операции завершился Первый Кубанский поход Добровольческой армии. 1 мая (14 мая) его бригада расположилась на отдых в станице Егорлыкской[7]:69, затем Офицерский полк перешёл в Ростов-на-Дону.
    Марков Сергей Леонидович. Май 1918


    • В период перерыва в боях выступал с докладами о политическом положении и результатах Первого Кубанского похода в Ростове-на-Дону и Новочеркасске, посещал раненых и готовил свои части к дальнейшим боевым действиям
    • С начала июня был назначен командиром 1-й пехотной дивизии Добровольческой армии[18], в состав которой были включены Офицерский полк, 1-й Кубанский стрелковый полк, батарея артиллерии, Сапёрная команда и Ординарческая команда при Маркове. Отказался от формирования собственного штаба, избрав единственного помощника — полковника Николая Тимановского[7]:69—70.
    • Во главе 1-й пехотной дивизии с 9 (22) июня совместно с частями 2-й группы Добровольческой армии, 1-й конной дивизией и донскими частями выступил во Второй Кубанский поход.
    • 12 (25) июня 1918 года со своими частями подошёл к железнодорожной ветке Царицын — Торговая, где встретил сильное сопротивление красных у хутора Попова вблизи станции Шаблиевка. Бой для добровольцев развивался с затруднениями, но к полудню войска Маркова взяли хутор, и советские силы начали отходить от Шаблиевки. Марков распорядился выслать несколько сотен пехоты для занятия станции с командой подрывников для порчи путей в направлении станции Великокняжеской, а сам с полковниками Туненбергом и Тимановским перешёл на открытое место и сделал наблюдательный пункт на сложенных шпалах возле станции. В это время с советского бронепоезда был открыт огонь по наблюдательному пункту, и граната разорвалась вблизи Маркова, смертельно ранив его в голову и левое плечо
    • Был вынесен из-под огня и размещён неподалёку в доме, где в четвёртом часу ночи 13 (26) июня 1918 года скончался. В пятом часу утра с почётным караулом 1-й Инженерной роты перевезён на станцию Торговая, к месту расположения штаба Деникина. Деникин, по собственному признанию, тяжело переживший гибель Маркова[26], написал на его венке: «И жизнь, и смерть — за счастье Родины». Сразу же после получения известия о смерти Маркова 1-й Офицерский полк был переименован приказом Деникина в 1-й Офицерский генерала Маркова полк — один из четырёх «цветных» полков белой армии на Юге России, развёрнутый потом в Марковскую дивизию
    • 15 (28) июня состоялась церемония прощания с генералом в Свято-Вознесенском соборе Новочеркасска[7]:70—71. Траурную речь у гроба произнёс генерал Михаил Алексеев, который поклонился присутствовавшим на похоронах жене и детям Маркова. Марков был захоронен на военном кладбище Свято-Вознесенского собора Новочеркасска
    1918.06.15(28) Новочеркасск. Гроб с телом генерала Маркова в Свято-Вознесенском соборе


    • Захоронение Маркова считается утраченным. При отступлении под ударами красных марковцы не смогли вывезти останки своего командира (возможно и не хотели, потому, что не верили, что красные захватили город надолго).
    1918.06.15(28) Новочеркасск. Похороны генерала Маркова


    Жена — Марина (Марианна) Павловна, урождённая княжна Путятина, дочь действительного статского советника
    Дети — сын Леонид, родился 24 декабря 1907 года (6 января 1908 года), и дочь Марианна, родилась 11 (24) июня 1909 года. В 1920 году семья эмигрировала из России, после Второй мировой войны жила в Бельгии, а в 1950-е годы дети генерала Маркова переехали в США.

    Военный преподаватель Академии Генерального штаба (1911—1914, 1916). Военачальник Первой мировой войны, начальник штаба 4-й стрелковой железной бригады (1914—1915) . Командир 13-го стрелкового полка (1915—1916) . Заместитель начальника оперативного отдела штаба Ставки Верховного Главнокомандующего, затем начальник штаба Западного и Юго-Западного фронтов (1917) .
    Генерал-лейтенант Генерального штаба (1917).

    Марковъ


    О Маркове:
    • Историк В. В. Литвинов: "Марков, по мнению современников, принадлежал к плеяде генералов скобелевского типа, сочетающих в себе личную храбрость и талант полководца"
    • Генерал А. И. Деникин: «В его ярко-индивидуальной личности нашел отражение пафос добровольчества, свободного от тёмного налёта наших внутренних немощей, от разъедающего влияния политической борьбы. Марков всецело и безраздельно принадлежал армии. Судьба позволила ему избегнуть политического омута, который засасывал других». «Он любил Родину, честно служил ей — вот и всё»,
    • А.Н. Толстой в романе «Хождение по мукам»: "Марков был из тех людей, дравшихся в мировую войну, которые навсегда отравились её трупным дыханием; с биноклем на коне или с шашкой в наступающей цепи, командуя страшной игрой боя, он, должно быть, испытывал ни с чем не сравнимое наслаждение. В конце концов, он мог бы воевать с кем угодно и за что угодно. В его мозгу помещалось немного готовых формул о Боге, царе и отечестве. Для него это были абсолютные истины, большего не требовалось. Он, как шахматный игрок, решая партию, изо всего мирового пространства видел только движение фигур на квадратиках. Он был честолюбив, надменен и резок с подчиненными. В армии его боялись, и многие таили обиды на этого человека, видевшего в людях только шахматные фигуры. Но он был храбр и хорошо знал те острые минуты боя, когда командиру для решающего хода нужно пошутить со смертью, выйдя впереди цепи с хлыстиком под секущий свинец."
    • Поручик Резак Бей Хаджиев, адъютант генерала Лавра Корнилова, о Маркове времён Быховского заточения вспоминал: «Генерал Марков по натуре своей был офицером старой русской кавалерии — бесшабашный, море по колено, жизнь радостная, душа нараспашку».
    Государственные награды:
    • Орден Святой Анны 4-й степени с надписью «За храбрость» (1904)
    • Орден Святого Станислава 3-й степени с мечами (1904)
    • Орден Святой Анны 3-й степени с мечами и бантом (1905)
    • Орден Святого Станислава 2-й степени с мечами (1905)
    • Орден Святого Владимира 4-й степени с мечами и бантом (1905)
    • Орден Святого Владимира 3-й степени (1914)
    • Орден Святой Анны 2-й степени (1915)
    • Орден Святого Георгия 4-й степени (1915)
    • Георгиевское оружие (1915)
    • Медаль «В память 100-летия Отечественной войны 1812 г.» (1913)
    • Медаль «В память 300-летия царствования дома Романовых» (1913)
    • Высочайшее благоволение (1916)
    Иностранные:
    • черногорский Орден Князя Даниила I 3-й степени (1908)
    • бухарский Орден Золотой звезды (1910)
    Память:
    • Посёлок у станции Торговой в 1918 году был выделен в город и полтора года назывался Марков. После установления на Дону в 1920 году советской власти город был переименован в Сальск
    • Именем Маркова в Добровольческой армии был назван Офицерский полк, а затем блок её цветных частей (марковцы). Аналогичное название данные воинские части носили и в эмиграции, где также создали несколько эмигрантских организаций с использованием имени Маркова в названии.
    • 17 июня 1919 года в составе Вооружённых сил Юга России в Джанкое из Бронепоезда № 3 Крымско-Азовской армии был создан лёгкий бронепоезд «Генерал Марков», существовавший и действовавший на территории современной Украины в 1919—1920 годах.
    • В этом же году в Москве в издательстве «Посев» вышло в свет капитальное издание «Марков и марковцы», основанное на архивных документах и воспоминаниях соратников генерала[32]. В 2012 году было осуществлено дополненное и переработанное переиздание[33] этой книги[34].
    • В октябре 2002 года в кафедральном Свято-Вознесенском соборе города Новочеркасска был открыт памятный киот в честь Сергия Радонежского как небесного покровителя генерала Сергея Маркова и марковцев[35].
    • 13 декабря 2003 года в городе Сальске Ростовской области состоялось открытие бронзового памятника генералу Маркову, который стал первым в России памятником деятелю Белого движения

    Ответить Подписаться