• Трубицына Жанна Мамиевна, журналист, поэт, заместитель главного редактора газеты "Советская Россия"


    Трубицина Ж.М.

    (10.10.1948 - 3.10.2004)


    Дочь Мамии Фомича и Клавдии Петровны Беришвили родилась 10 октября 1948 года в г. Армавир.

    Детские годы Жанны прошли в Красном Сулине, даже, точнее, в маленьком посёлке под Сулином.

    Сейчас мало кто вспомнит, кто такие были «двадцатипятитысячники» – так называли коммунистов, рабочих и специалистов, посланных партией на организационно-хозяйственную работу в сельском хозяйстве. Первый призыв состоялся в начале 30-х годов, в деревню было направлено 25 тысяч наиболее грамотных, энергичных, трудолюбивых и активных работников. Строились новые тракторные и комбайновые заводы, техника потоком пошла в село – но работать на ней крестьяне ещё не научились – потому потребовались квалифицированные кадры. Опыт оказался удачным – и партия не раз ещё массово направляла специалистов на помощь селу.

    Среди таких «тысячников» оказался и Мамия Фомич, фронтовик, направленный партией на подъём сельского хозяйства. Работал он честно и добросовестно, внедрял передовые методы, о нём писали в газетах. Когда в начале 60-х правительство выдвинуло лозунг, чтобы у каждого сельчанина на подворье была корова – он и корову завёл. А выйдя на пенсию, начал разводить пчёл, и стал лучшим специалистом в районе – начинающие пчеловоды часто приезжали к нему за советом и консультацией.

    Жанна унаследовала от него не только выразительные карие грузинские глаза, но любовь к грузинской кухне – она великолепно готовила. Она не говорила по-грузински, но среди слов, которые она знала и умела произносить, была знаменитая фраза «бакаки цкалши кикинебс», «лягушка квакает в болоте» – каждая буква «к» в этой фразе звучит по-разному, настоящего грузина узнают по тому, что он может правильно выговорить эти три слова.

    Очень рано у неё пробудилась любовь к слову, литературе, поэзии. Ей не было и двенадцати лет, когда в «Красносулинской правде» от 14 сентября 1960 года были напечатаны её первые детские стихи, посвящённые учительнице:

    После школы Жанна поступила на филологический факультет Ростовского государственного университета.

    В университете филологи издавали рукописный журнал «Одуванчик» – его печатали в нескольких экземплярах на пишущей машинке, сами сшивали и передавали из рук в руки.

    Сейчас очень любят рассказывать байки про «самиздат» и сочинять, как «тоталитарная власть» якобы запрещала и якобы преследовала.

    Но такого рода издания наряду со стенгазетами были популярны и в школах, и в вузах в те времена, когда не было Интернета и блогов.

    А о том, как «власть преследовала самиздат» говорит уже то, что главный редактор ростовского «Одуванчика» студент Сергей Чупринин после «самиздата» сделал неплохую карьеру, поработав журналистом в ростовских изданиях «Свет Октября» и «Комсомолец», стал процветающим литературным критиком Сергеем Ивановичем, доктором философских наук, получил от Советской власти орден «Знак Почёта» (потом – судьба бывает ироничной – от власти капиталистической «Орден Почёта»), переехал в Москву, преподавал в Литинституте и стал главным редактором журнала «Знамя».

    В одном из номеров «Одуванчика» были напечатаны стихи студентки Жанны Беришвили, первые «взрослые» стихи с каким-то вещим предчувствием судьбы и печали…

    В университете она вышла замуж за своего однокурсника Евгения Касьяненко, а после университета работала журналистом в районных и областных газетах, в том числе в знаменитом «Молоте». После развода с мужем сохранила эту фамилию, которая уже стала «фирменным знаком» её острых и принципиальных статей.

    В 1991 году стала собственным корреспондентом газеты "Советская Россия", одной из немногих, которые сохранили свою идейную позицию и боролись против установления власти капиталистов. Пережила устроенные «демократами» погромы в редакции и закрытие газеты в 1991-м и 1993 году. В день, когда нанятые Ельциным танки расстреливали Верховный Совет, вышел номер "Советской России", где был напечатан её репортаж из Чечни, где уже лилась кровь, с призывом не допустить кровопролития в Москве. Но Верховный Совет был расстрелян, а газета закрыта Ельциным на несколько месяцев.
    После возобновления выпуска газеты работала специальным корреспондентом. Она брала интервью у писателя Валентина Распутина и артистки Натальи Варлей, у последнего Председателя Совета Министров СССР Н.И. Рыжкова и у блестящего математика и публициста академика И.Р. Шафаревича, у крестьян и артистов, моряков и военных, учёных и рабочих, у тех, кого объединял патриотизм и чувство справедливости. Она бывала в полузаброшенных деревнях и в цехах разрушенных «либералами» заводов, в разваленных ельцинским режимом сверхсекретных военных лабораториях и в палатках, где ютились семьи офицеров, преданных «демократической» властью. Она побывала в воюющем Приднестровье и на Северном полюсе, в российской глубинке и разрушенной войной Абхазии. И писала обо всём, что видела, писала честно, ярко, убедительно, разоблачая ложь капиталистических СМИ и отстаивая правду.

    Её называли «золотым пером оппозиции». Но ведь золото – металл не только яркий и красивый, но и очень, очень тяжёлый. И «золотое перо» своё обмакивала она в кровь своего сердца, страдающего за свою единственную Родину и её обманутый и ограбленный народ…

    В 1994 году она стала лауреатом премии «Слово к народу». Среди лауреатов того года был и Александр Трубицын, инженер-электронщик и программист из Зеленограда, советского центра космической электроники. Они познакомились в редакции, и встреча определила их новую судьбу. Жанна вышла замуж за Александра, сменила фамилию, но статьи подписывала знакомым и любимым всеми читателями "фирменным знаком": Жанна Касьяненко. С 1997 года она стала заместителем Главного редактора «Советской России», и к её журналистской нагрузке добавилась административная.
    В напряжённейшей работе журналиста оппозиции не находилось времени для поэзии, но на листке бумаги, найденной после её смерти, остались записанные карандашом её стихи.

    Жанна Мамиевна ушла из жизни после тяжёлой скоротечной болезни (рак лёгких) 3 октября 2004 года.

    В 2009 году в издательстве "Молодая гвардия" вышла книга о Жанне – "Умереть любимой", написанная её мужем, Александром Трубицыным.

    На Перепечинском кладбище в Москве на участке №18 на её могиле стоит небольшой памятник из красного гранита, похожий на журналистский блокнот. И на первой странице – стихи, написанные ей однажды ночью в редакции «Советской России»…


    ***

    Стихи рождаются, как дети –

    От любви и в страшных муках.

    Живут, как люди –

    Ненужные, забытые, до конца никем не прочитанные.

    А умирают они, как звезды –

    Долго-долго посылая на Землю свой неземной свет.


    По материалам: Трубицына А.К.

    Ответить Подписаться