• В деле нападения на начальника донской автоинспекции появился новый подозреваемый

    История вокруг жестокого избиения начальника донской автоинспекции продолжает обрастать новыми подробностями закулисной жизни правоохранительных органов, причем, достаточно скандальными. Количество подозреваемых в организации и нападении на подполковника полиции Сергея Моргачева может увеличиться на одного человека. Речь идет о некогда высокопоставленном сотруднике правоохранительных органов - бывшем заместителе начальника донской полиции Андрее Лобинцеве, который уже объявлен в федеральной розыск, находясь под подозрением в превышении служебных полномочий - якобы именно по его заданию была организована слежка и прослушивание телефонов некого человека. Говорят - Сергея Моргачева.

    Нападение на главного автоинспектора Дона произошло через три месяца после его назначения на пост: рано утром 25 марта в подъезде многоквартирного дома на улице Ленина, где он жил в служебной квартире. Когда подполковник закрывал дверь, к нему сзади подскочили двое и нанесли удары палками.
    Истекая кровью, Моргачев сумел добраться до лифта и спуститься вниз к ожидавшей его служебной машине. В тяжелом состоянии его доставили в больницу, где диагностировали открытую травму головы и множество переломов. Десять дней он находился в коме между жизнью и смертью, в общей сложности ему сделали 12 (!) операций. Тогда в полиции заявили, что вычислить преступников - дело чести. Нашли в собственных рядах.
    Главным подозреваемым в заказе преступления оказался заместитель начальника УГИБДД Ростовской области Александр Оцимик, который до назначения Сергея Моргачева несколько месяцев исполнял обязанности руководителя и рассчитывал в конце-концов распрощаться с приставкой «и. о». Вроде бы он не согласился с объявленной реорганизацией. Дело в том, что приехавший из Ульяновской области Сергей Моргачев (там он также возглавлял автоинспекцию) заявил об увольнении некоторых сотрудников, переведя всех за штат, а также о желании на корню уничтожить возможность торговать красивыми государственными номерами и собирать «дань» на стационарных постах с перегруженных фур.

    Якобы по просьбе Оцимика в Астрахани были наняты некие лица с дагестанскими фамилиями, которых привезли в Ростов, где сняли номер в гостинице, показали фотографию жертвы и назвали адрес, где он живет.

    После задержания двое из исполнителей (их уже осудили) согласились сотрудничать со следствием, назвали фамилию Оцимика и сумму, которую им пообещали за работу - полмиллиона рублей. Казалось бы, вскоре история будет закрыта, а заказчик, который, кстати, все это время не признает своей вины, предстанет перед судом.

    Однако, как выясняется, дело было не только в сложных отношениях между Оцимиком и его руководителем. Поговаривают, что на самом деле черная кошка перебежала между Моргачевым и заместителем начальника ГУ МВД России по Ростовской области Андреем Лобинцевым. Незадолго до нападения якобы последний позвонил начальнику автоинспекции и попросил пропустить через стационарный пост фуру с алкоголем без документов, но тот отказался, заявив, что намерен действовать по закону, а канал поставки левой водки прикроет.

    Тогда-то, вероятно, Андрей Лобинцев и пошел на превышении своих полномочий, приказав «наказать» Моргачева, а когда Оцимик и исполнители были задержаны, написал рапорт об увольнении и уехал домой в Подмосковье. Теоретически ситуация могла быть следующей: Оцимик и Лобинцев долгое время работали в паре, занимаясь левым алкоголем, а когда появился Моргачев и стал ставить палки в колеса, его решили устранить, ведь речь шла о больших деньгах. Опять же теоретически такое вполне могло произойти, учитывая, что именно через Ростовскую область проходит основной трафик нелегального алкоголя с юга России. А суммы озвученных ранее взяток, которые водители предлагали автоинспекторам за то, что они закроют глаза на груз, достигали 120 тысяч рублей. Причем, за одну машину. Насколько это соответствует действительности, официально никто не подтверждает, но и не опровергает.

    Сам Сергей Моргачев, который после лечения уже вышел на работу, говорить об этом отказался, сообщив, что еще идет следствие.


    Ответить Подписаться